Единственный способ определить границы возможного - выйти за эти границы.
Артур Кларк
—айт дл¤ девушек  бесплатные онлайн тесты  онлайн тесты бесплатно 
Мир Тестов       Цитаты         

Дидро Дени

Дата публикации: 2011-10-05 02:03:00
Дидро Дени, писатель, философ-просветитель, родился в 1713 г. во Франции в семье ремесленника. В 1732 г. стал магистром искусств. Из ранних философских трудов известны «Философские мысли» (1746), «Аллеи, или Прогулка скептика» (1747). 
Атеистическое сочинение «Письмо о слепых в назидание зрячим» (1749) послужило причиной ареста писателя. Выйдя из тюрьмы, Дидро стал редактором «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремесел» (1751—1780) и сумел, вместе с другими просветителями, Энциклопедию системой научного знания той эпохи и оружием в борьбе с религиозной идеологией. В философских сочинениях «Мысли об объяснении природы» (1754), «Разговор д»Аламбера с Дидро», «Сон д»Аламбера» (1769) «Философские принципы материи и движения» (1770), «Элементы физиологии» (1774—1780) Дидро отстаивал материалистические идеи, рассматривая все сущее как различные формообразования единой несотворенной материи. Согласно его учениям, материя качественно многообразна, в ней есть начало самодвижения, развития. Задолго до Ч. Дарвина Дидро высказал догадку о биологической эволюции. Отрицая божественное происхождение королевской власти, Дидро придерживался теории общественного договора, но со страхом относился к самостоятельному движению низов и связывал свои надежды с просвещенным монархом. В последний период жизни склонялся к идее республики, но считал ее мало пригодной в условиях большого централизованного государства.
Дидро высказывался за реализм итальянской оперы, выдвигал идею среднего жанра между трагедией и комедией, в котором отражались бы горести и радости повседневной жизни человека третьего сословия, старался внести в драму будничность, чтобы приблизить происходящее на сцене к обыденной жизни: «Беседы о «Побочном сыне»« (1757) и «Рассуждение о драматической поэзии» (1758).
Эстетический идеал Дидро неотделим от идеала социального и нравственного. Герои его произведений «Монахиня» (1760), «Племянник Рамо» (1762), «Отец семейства» (1756), «Жак фаталист» (1773) дискутируют о философии и морали, в этих образах воплощен образ народа Франции с его жизнелюбием и житейской мудростью. Дидро придавал огромное значение просвещению и воспитанию человека, хотя и не отрицал, что для развития ребенка большое значение имеют его анатомо-физиологические особенности. Главное в этом деле — выявить природные способности детей и развивать их.
По приглашению Екатерины II в 1773 г. он приехал в Россию, где по просьбе царицы написал «План университета или школы публичного преподавания наук для Российского правительства» и заметки «О школе для молодых девиц», «Об особом воспитании», «О публичных школах» и другие, где рассмотрел весь спектр педагогических проблем. Дидро выступил с проектом государственной системы народного образования на принципах всеобщего бесплатного начального обучения и бессословности. Он стремился обеспечить фактическую доступность школы, считал необходимым организовать материальную помощь государства детям бедняков (бесплатные учебники и питание в начальной школе, стипендии в средней и высшей школе). Умер в 1784 г. в Париже.
  

Цитаты:


  • Где, как не в браке, можно наблюдать примеры чистой привязанности, подлинной любви, глубокого доверия, постоянной поддержки, взаимного удовлетворения, разделенной печали, понятых вздохов, пролитых вместе слез?
  • Если нет цели, не делаешь ничего, и не делаешь ничего великого, если цель ничтожна.
  • Если разум — дар неба и если то же самое можно сказать о вере, значит, небо ниспослало нам два дара, которые несовместимы и противоречат друг другу. Чтобы устранить эту трудность, надо признать, что вера есть химерический принцип, не существующий в природе.
  • Есть два рода законов: один — безусловной справедливости и всеобщего значения, другие же — нелепые, обязанные своим признанием лишь слепоте людей или силе обстоятельств. Того, кто повинен в их нарушении, они покрывают лишь мимолетным бесчестьем — бесчестьем, которое со временем падает на судей и на народы, и падает навсегда. Кто ныне опозорен — Сократ или судья, заставивший его выпить цикуту?
  • Если бояться смерти, ничего хорошего не сделаешь; если все равно умираешь из-за какого-нибудь камешка в мочевом пузыре, от припадка подагры или по другой столь же нелепой причине, то уж лучше умереть за какое-нибудь великое дело.
  • Либо Бог разрешил, либо всеобщий механизм, называемый судьбою, захотел, чтобы мы в продолжение жизни были представлены всякого рода случайностям; если ты мудр и лучший отец, чем я, ты с молодых лет убедишь своего сына, что он хозяин своей жизни, чтобы он не жаловался на тебя, даровавшего ему жизнь.
  • Любовь часто отнимает разум у того, кто его имеет, и дает тем, у кого его нет.
  • Люди, выдающиеся своими талантами, должны тратить свое время так, как этого требует уважение к себе и потомству. Что подумало бы о нас потомство, если бы мы ничего не оставили ему.
  • Истина любит критику, от нее она только выигрывает; ложь боится критики, ибо проигрывает от нее.
  • Каждое произведение ваяния или живописи должно выражать собою какое-либо великое правило жизни, должно поучать, иначе оно будет немо.
  • Когда мужчины неуважительно относятся к женщине, это почти всегда показывает, что она первая забылась в своем обращении с ними.
  • Люди жили бы довольно спокойно в этом мире, если бы были вполне уверены, что им нечего бояться в другом; мысль, что Бога нет, не испугала еще никого, но скольких ужасала мысль, что существует такой Бог, какого мне изображают.
  • Люди перестают мыслить, когда перестают читать.
  • Можно обнаруживать постоянство при малодушии и скудоумии; но твердость может обнаруживать только характер, отличающийся силой, возвышенностью, умом. Легкомыслие, податливость и слабость противоположны твердости.
  • Монастырь — это темница, куда ввергают тех, кого общество выбросило за борт.
  • Жизнь людей полна тревог.
  • Знание того, какими вещи должны быть, характеризует человека умного; знание того, каковы вещи на самом деле, характеризует человека опытного; знание же того, как их изменить к лучшему, характеризует человека гениального.
  • Искренность — мать правды и вывеска честного человека.
  • Такова жизнь: один вертится между шипами и не колется; другой тщательно следит, куда ставить ноги, и все же натыкается на шипы посреди лучшей дороги и возвращается домой ободранный до потери сознания.
  • Только страсти и только великие страсти могут поднять душу до великих дел. Без них конец всему возвышенному как в нравственной жизни, так и в творчестве.
  • Только честному человеку подобает быть атеистом.
  • Религия мешает людям видеть, потому что она под страхом вечных наказаний запрещает им смотреть.
  • Родители любят своих детей тревожной и снисходительной любовью, которая портит их. Есть другая любовь, внимательная и спокойная, которая делает их честными. И такова настоящая любовь отца.
  • Самый счастливый человек тот, кто дарит счастье наибольшему числу людей.
  • Сказать, что человек состоит из силы и слабости, из разумения и ослепления, из ничтожества и величия, — это значит не осудить его, а определить его сущность.
  • Стараться оставить после себя больше знаний и счастья, чем их было раньше, улучшать и умножать полученное нами наследство — вот над чем мы должны трудиться.
  • Страсти без конца осуждают, им приписывают все человеческие несчастья и при этом забывают, что они являются также источником всех наших радостей.
  • Тот, кто рассказывает тебе о чужих недостатках, рассказывает другим о твоих.
  • Умный человек видит перед собой неизмеримую область возможного, глупец же считает возможным только то, что есть.
  • Философы говорят много дурного о духовных лицах, духовные лица говорят много дурного о философах; но философы никогда не убивали духовных лиц, а духовенство убило немало философов.
  • Хороший стиль кроется в сердце.
  • Разве мы властны влюбляться или не влюбляться? И разве, влюбившись, мы властны поступать так, словно бы это не случилось?
  • Расплата в этом мире наступает всегда. Есть два генеральных прокурора: один — тот, кто стоит у ваших дверей и наказывает за проступки против общества, другой — сама природа. Ей известны все пороки, ускользающие от законов.
  • Ревность — это страсть убогого, скаредного животного, боящегося потери; это чувство, недостойное человека, плод наших гнилых нравов и права собственности, распространенного на чувствующее, мыслящее, хотящее, свободное существо.
  • Искусство заключается в том, чтобы найти необыкновенное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном.
  • Моя дружба слишком осмотрительна, если опасность моего друга не заставляет меня забывать о моей собственной безопасности.
  • Мы считаем трусом того, кто допустил, чтобы в его присутствии оскорбительно отзывались о его друге.
  • ...Если бы все на земле было превосходно, то и не было бы ничего превосходного.
  • Если какое-нибудь явление превышает, по нашему мнению, силы человека, то мы тотчас же говорим: это дело Божие; наше тщеславие не может удовольствоваться меньшим. Не лучше ли было бы, если бы мы вкладывали в свои рассуждения несколько меньше гордости и несколько больше философии?
  • Если ложь на краткий срок и может быть полезна, то с течением времени она неизбежно оказывается вредна. Напротив того, правда с течением времени оказывается полезной, хотя может статься, что сейчас она принесет вред.
  • Чудеса там, где в них верят, и чем больше верят, тем чаще они случаются.
  • Широта ума, сила воображения и активность души — вот что такое гений.
  • Я не знаю профессии, которая требовала бы более изысканных форм и более чистых нравов, чем театр.
  • Человек создан, чтобы жить в обществе; разлучите его с ним, изолируйте его — мысли его спутаются, характер ожесточится, сотни нелепых страстей зародятся в его душе, сумасбродные идеи пустят ростки в его мозгу, как дикий терновник среди пустыря.
  • Что такое истина? Соответствие наших суждений созданиям природы.
  • Есть моральная тактичность, которая у гуманного человека сказывается во всех его поступках и которой нет у злого человека.
  • Женщины пьют льстивую ложь одним глотком, а горькую правду каплями.
  • Живописец и скульптор — оба поэты, но последний никогда не впадает в шарж. Скульптура не терпит ни шутовства, ни паясничества, ни забавного, даже редко — комического. Мрамор не смеется.
  • Дать обет бедности — значит поклясться быть лентяем и вором. Дать обет целомудрия — значит обещать Богу постоянно нарушать самый мудрый и самый важный из законов. Дать обет послушания — значит отречься от неотъемлемого права человека — от свободы. Если человек соблюдает свой обет — он преступник, если он нарушает его — он клятвопреступник. Жизнь в монастыре — это жизнь фанатика или лицемера.
  • Два качества необходимы художнику: чувство нравственности и чувство перспективы.
  • Для того чтобы растрогать, не нужно самому быть растроганным.
  • Глубокие мысли — это железные гвозди, вогнанные в ум так, что ничем не вырвать их.
  • Не следует нарочно делать умными героев пьесы, а нужно уметь поставить их в такие условия, при которых они должны проявлять ум.
  • Нет такого уголка в мире, где различие в религиозных воззрениях не орошало бы землю кровью.
  • Образование придает человеку достоинство, да и раб начинает сознавать, что он не рожден для рабства.
  • Напрасно трус бьет себя кулаком в грудь, чтобы набраться храбрости; ее нужно иметь прежде того и лишь укреплять в общении с теми, кто ею обладает.
  • Неизменно помни, что природа не Бог, человек --не машина, гипотеза — не факт.
  • Необъятную сферу наук я себе представляю как широкое поле, одни части которого темны, а другие освещены. Наши труды имеют своей целью или расширить границы освещенных мест, или приумножить на поле источники света. Одно свойственно творческому гению, другое — проницательному уму, вносящему улучшения.
  • Отнимите у христианина страх перед адом, и вы отнимете у него веру.
  • Перелистайте историю всех народов земли: везде религия превращает невинность в преступление, а преступление объявляет невинным.
  • Порок раздражает людей только время от времени, а внешние его черты раздражают их с утра до вечера.
  • Предварительное знание того, что хочешь сделать, дает смелость и легкость.
  • Признание своей немощности — великий урок, который мы извлекаем. Не лучше ли приобрести доверие к себе других людей искренностью признания, что я ничего не знаю, чем бормотать слова и вызывать жалость к себе потугами все объяснить? Свободно сознающийся в незнании того, что он не знает, побуждает меня верить тому, что он берется мне объяснить.
  • Набросок — создание пыла и гения, картина — создание труда, терпения, долгого изучения и законченных знаний в искусстве.
  • Награждая хороших, мы тем самым наказываем дурных.
  • Наилучший порядок вещей — тот, при котором мне предназначено быть, и к черту лучший из миров, если меня в нем нет.
  • Природа подобна женщине, которая, показывая из-под нарядов то одн> часть своего тела, то другую, подает настойчивым поклонникам некоторую надежду узнать ее когда-нибудь всю.
  • Разве вам не известно, что настоящее блаженство заключается в том, что все люди нуждаются друг в друге и что вы ожидаете помощи от себе подобных точно так же, как они ждут ее от вас?
  • Гнить под мрамором или под землей — все равно гнить.
  • Воображение! Без этого качества нельзя быть ни поэтом, ни философом, ни умным человеком, ни мыслящим существом, ни просто человеком.
  • В природе человеческой два противоположных начала: самолюбие, влекущее нас к себе самим, и добродетель, толкающая нас к другим. Если бы одна из этих пружин сломалась, человек был бы злым до бешенства или великодушным до безумия.
  • Где бы ты ни очутился, люди всегда окажутся не глупее тебя.
  • Даже согласившись, что люди гениальные обычно бывают странны, или, как говорится, нет великого ума без капельки безумия, мы не отречемся от них; мы будем презирать те века, которые не создали ни одного гения. Гении составляют гордость народов, к которым принадлежат: рано или поздно им воздвигают статуи и в них видят благодетелей человеческого рода.
  • Везде, где признают Бога, существует культ, а где есть культ, там нарушен естественный порядок нравственного долга и нравственность падает.
  • Величайшее недоразумение — это вдаваться в мораль, когда дело касается исторических фактов.
  • Верх безумия — ставить себе целью разрушение страстей.
Связаться с разработчиком  Связаться с разработчиком 

Дизайн сайта:dim3d@mail.ru
Copyright © 2016 MirTestoff.ru
  Карта сайта