Единственный способ определить границы возможного - выйти за эти границы.
Артур Кларк
—айт дл¤ девушек  бесплатные онлайн тесты  онлайн тесты бесплатно 
Мир Тестов       Цитаты         

Трубецкой Евгений Николаевич

Дата публикации: 2011-10-05 02:03:00

Трубецкой Евгений Николаевич, Русский религиозный философ, последователь и друг В. С. Соловьева; правовед и общественный деятель; князь. Родился в Москве 23 сентября 1863 г. в семье князей Трубецких. Получив блестящее домашнее образование, в 1881 г. поступил на юридический факультет Московского университета, по окончании которого в 1885 г. преподавал сначала в Демидовском юридическом лицее, а позднее — в Киевском университете. В 1897 г. защищает докторскую диссертацию по философии, становится профессором в Киеве (1897—1906) и в Москве(1906-1918). По политическим убеждениям принадлежал сначала к кадетам, позже — к мирнообновленцам. Один из организаторов «Партии мирного обновления», к 1912 г. трансформировавшуюся в «Партию Прогрессистов», главный редактор журнала «Московский еженедельник», инициатор книгоиздательства «Путь» (1910—1917) и идеолог связанного с ним религиозно-философского направления. Автор книг «Философия Ницше» (1904), двухтомника «Миросозерцание В. С. Соловьева» (1913), «Метафизические предположения познания» (1917), «Смысл жизни» (1918), сборника статей «Два зверя» (1918), в которых критически переосмысляет философию Соловьева, стремясь согласовать ее с ортодоксальным христианством, полемизирует с «мистическим алогизмом» П. Ф. Флоренского и С. Н. Булгакова. В годы Гражданской войны Трубецкой в рядах Добровольческой армии Деникина боролся против Советской власти, отступая с ней, попал в Новороссийск, где и умер 23 января 1920 г.

Цитаты:



анал с куклой


  • Жажда материальных благ в олигархии, передаваясь от богатых, заражает бедных. Борьба за имущество вызывает борьбу за власть. И олигархия погибает, превращаясь в демократию через ненасытную жажду богатства, того самого, что в олигархии считается высшим благом.
  • Существенная черта национального мессианизма заключается в национальной исключительности религиозного сознания. Так или иначе русский мессианизм всегда выражается в утверждении русского Христа, в более или менее тонкой русификации Евангелия.  
  • У нас самая реакция вызывает меньше раздражения, нежели половинчатые уступки со стороны правительства. Александр II вызвал против себя море озлобления и ненависти со стороны русского радикализма именно тем, что он вступил на путь уступок.  
  • Человек жертвует собою только тогда, когда он верит, что есть что-то великое, не умирающее, что его переживет.  
  • Горит только то, что тленно. Противостоять всеобщему разрушению и пожару может только то, что стоит на вечной, незыблемой духовной основе.  
  • Для русского освободительного движения характерно то, что оно дорожит равенством более, нежели самой свободой. Оно готово предпочесть рабство частичному освобождению: между всеобщим равенством рабства и всеобщим равенством свободы оно не допускает середины. Оно не может мыслить иначе, как в форме всеобщности.
  • Есть два типа демократизма, два противоположных понимания демократии. Из них одно утверждает народовластие на праве силы. Такое понимание демократии несовместимо со свободою: с точки зрения права силы не может быть речи о каких бы то ни было неприкосновенных, незыблемых правах личности. Другое понимание демократии кладет в основу народовластия незыблемые нравственные начала, и прежде всего — признание человеческого достоинства, безусловной ценности человеческой личности как таковой. Только при таком понимании демократии дело свободы стоит на твердом основании.  
  • Во всяком героическом подвиге, во всяком акте самопожертвования есть эта сознательная или бессознательная вера в какой-то посмертный смысл жизни, который выходит за пределы личного существования. Этим подвигом мы заявляем, что не стоит жить для нашего личного удобства, счастья, эгоизма, что смысл жизни каждого из нас в каких-то непреходящих мировых целях.
  • Вся жизнь наша есть стремление к цели. От начала и до конца она представляется в виде иерархии целей, из которых одни подчинены другим в качестве средств. Есть цели, желательные не сами по себе, а ради чего-нибудь другого: например, нужно работать, чтобы есть и пить. Но есть и такая цель, которая желательна сама по себе. У каждого из нас есть что-то бесконечно дорогое, ради чего он живет. Всякий сознательно или бессознательно предполагает такую цель или ценность, ради которой, безусловно, стоит жить. Эта цель или, что то же, жизненный смысл есть предположение неустранимое, необходимо связанное с жизнью как таковой, и вот почему никакие неудачи не могут остановить человечество в искании этого смысла.  
  • Весь пафос свободы не имеет ни малейшего смысла, если в человеке нет святыни, перед которой мы должны преклоняться.
Связаться с разработчиком  Связаться с разработчиком 

Дизайн сайта:dim3d@mail.ru
Copyright © 2016 MirTestoff.ru
  Карта сайта