Единственный способ определить границы возможного - выйти за эти границы.
Артур Кларк
—айт дл¤ девушек  бесплатные онлайн тесты  онлайн тесты бесплатно 
Мир Тестов       Дети          Семейная жизнь            

Дети и родители. Часть 1

Дата публикации: 2011-10-05 02:03:00


Дети и родители. Часть 1


Дети и родители. Часть 1«Бывший учитель» 

Обычная в наше время семейная история: родители с высшим образованием, но с работой большие проблемы. Раньше они были уважаемыми людьми и, главное, сами относились к себе с уважением. Теперь самоуважение потеряно. Отец – экономист. Он давно ходит по учреждениям, безуспешно ищет работу. Мать – врач. Она работает по специальности, но на жизнь ее заработков не хватает. К психологу она обратилась с жалобой на то, что одиннадцатилетний сын их совершенно не слушается и не уважает. 

– Да и за что нас теперь уважать? – спрашивает она с горечью. 

В этой семье психологическая помощь нужна не ребенку, а родителям. Пока они сами будут считать, что их не за что уважать, ребенок будет думать так же (“Они взрослые, – рассуждает он, – им виднее”). 

– Но мы же не показываем ему этого, – оправдывается мама. 

Однако дети куда наблюдательнее, чем взрослые порой думают. Ребенок смотрит телевизор, или делает уроки, или играет, – но краем сознания он следит за всем, что происходит вокруг него. Он замечает отнюдь не только то, что ему “показывают”, но и то, что от него стараются скрыть. Поэтому дело не в том, что родители пытаются продемонстрировать, а в том, что они на самом деле чувствуют. 

Так что же, положение семьи, которую я описываю, безнадежно? Конечно, нет. Разве человека уважают только за его должность? Разве не заслуживает уважения то, что люди не опустили руки, не перешли на положение социальных инвалидов, а трудятся, как могут, и продолжают искать работу, более соответствующую их образованию и профессиональному опыту? Дело вовсе не в их реальном положении, а в том, как они к нему относятся. 

Для меня самым лучшим тестом служит вопрос: “Кто вы по специальности?” Если человек отвечает: “Учитель, но по специальности не работаю”, или “Электросварщик, сейчас ищу работу”, или “Ветеринар, но, видимо, придется переквалифицироваться”, то все в порядке. А вот если он говорит: “Безработный”, или “Полы мою”, или “Бывший учитель физики” (как ответил один из родителей, обращавшийся ко мне за советом), то трудности с детьми почти неизбежны. 
Важно не то, устроился человек по специальности или нет, и не то, сколько он зарабатывает. Важно, как он относится к жизни, какими ему видятся перспективы, сохраняет ли он самоуважение и оптимизм, верит ли в свои силы. Ребенок не оценивает своих родителей по их социальному положению или по уровню доходов, но их самоощущение значит для него очень много. Если они теряют себя, то он начинает чувствовать себя беззащитным в чужом и опасном мире. И непослушание – далеко не главная беда. Это лишь внешнее проявление того, что ребенок потерял ориентиры, что оказались ненадежными его главные опоры – его папа и мама. 

Готовность к трудностям 

У меня есть знакомый инженер (кажется, металлург), который давно понял, что его профессия теряет актуальность. 

– Меня это не пугает, – говорил он. – Я готов пойти чернорабочим, могу переквалифицироваться в таксисты: я хорошо вожу машину. 

Сейчас он продолжает работать инженером, хотя и не по своей прежней специальности. Новая область ему не понравилась: он считает ее гораздо менее интересной, чем та, в которой он работал раньше. Из-за этого он вечно ходит мрачный, недовольный. Общаться с ним стало трудно. Когда он возвращается с работы, его шестнадцатилетний сын спешит уйти в гости к кому-нибудь из друзей, потому что атмосфера в доме становится тяжелой. 

Казалось бы, человек был готов к любым трудностям. Однако при реальном столкновении с ними у него началась депрессия, хотя они оказались не столь велики, как он ожидал. Это далеко не единственный подобный случай. Мы очень часто думаем, что готовы к трудностям, но оказываемся совершенно не готовы к тому, что они будут нас так сильно огорчать. 

Что же делать? Не впадать в депрессию? Это был бы странный совет: ведь вряд ли кто-либо впадает в депрессию нарочно. Не столь это приятное состояние (пожалуй, наименее приятное из всех существующих). И все же от самого человека зависит очень многое. Если он сосредоточен на своих бедах, проблемах и неудачах, то депрессия почти неминуема. Особенно вероятной она становится в тех случаях, когда человек уже заранее начинает себя жалеть (вспомните: “Я готов пойти чернорабочим”). Если бы описанный мной инженер меньше думал о том, как ему плохо, и больше – о том, как помочь наладить жизнь другим членам семьи (жене, сыну), то семейная атмосфера не стала бы такой напряженной. Да и ему самому тогда жить было бы гораздо проще. 




Если быть заранее “готовым к трудностям” на манер моего знакомого, то перспективы не особо хороши. Ведь в действительности его позиция – это готовность смириться с поражением. Нужна готовность не к трудностям, а к их преодолению, не к тому, чтобы безропотно принять сложившуюся ситуацию, а к реализации своих собственных планов. 

Планы могут оказаться неудачными. Не беда. Тогда они корректируются или вовсе отбрасываются и заменяются новыми. Важно только, чтобы они корректировались или отбрасывались на основе опыта, полученного при попытках их воплощения в жизнь. Только такие практические попытки позволят понять, насколько оправданны намеченные цели и насколько удачно выбраны способы их достижения. “Лишняя” трата сил на такую проверку – лучшая профилактика от депрессии, даже если результат проверки отрицателен. Кстати, занятия физкультурой – тоже “лишняя” трата сил, однако мало кто сомневается в их полезности. Чтобы силы появлялись, их надо тратить – так устроены человеческий организм и человеческая психика. 

Профессор Ротенберг называет подобную трату сил и времени без какой-либо гарантии того, что она принесет успех, “поисковой активностью”. Он экспериментально доказал, что высокая поисковая активность позволяет человеку даже в самых сложных условиях сохранить психическое и физическое здоровье. Как мы видим, и здоровье семьи в целом, сохранение теплых и уважительных отношений между ее членами зависит от их поисковой активности. 

«Кто главнее» 





Каждый член семьи несет в нее свои беды и проблемы. У каждого свои трудности и переживания. Семья становится тем “котлом”, в котором все они кипят и перемешиваются. Благополучной принято называть такую семью, которая помогает каждому пережить его трудности. Но вот условия жизни резко изменились (например, семья переехала из одного города в другой, или отец потерял работу) – и семья из благополучной превращается в проблемную. Ее “запаса прочности” не хватило на то, чтобы продуктивно переработать, “переварить” новые проблемы и трудности. Они превысили критическую массу, за которой наступает взрыв. 
Наверняка, скрытые трещины во взаимоотношениях были и раньше, иначе в осложнившихся условиях семья бы только еще больше сплотилась. В этой статье я не буду касаться отношений между супругами (хотя и они тоже нередко нарушаются при резком изменении условий жизни). Я остановлюсь на тех трещинах, которые приводят к нарушению взаимоотношений детей с родителями. 





Мой опыт консультирования говорит о том, что связи детей с родителями особенно часто распадаются в тех семьях, где отношения построены не на любви и доверии, а на том, “кто главнее”: больше зарабатывает или может громче стукнуть кулаком по столу. Это не значит, что при глубоких и эмоционально насыщенных отношениях не существует различия ролей, что в этих случаях нет (или не должно быть) главы семьи. Это значит лишь, что в действительно благополучной, устойчивой к внешним нагрузкам семье вопрос “главенства” не сводится к тому, кто зарабатывает больше денег или кто сильнее. Оно определяется тем, кто ведет себя мудрее и ответственнее. 

При изменении условий жизни внешние, формальные основания, обеспечивавшие ранее тому или иному члену семьи роль “главного”, очень часто перестают работать. Хуже всего, когда человек, чувствующий, что его право приказывать и распоряжаться стало сомнительным, начинает с удвоенной энергией отстаивать это право: 
– Я сказал, что надо это сделать, значит, так и будет! 
Ребенок, ощущающий за этими словами отсутствие прежней уверенности в себе, отвечает: 
– А я этого делать не буду. Попробуй, заставь! 

Нередко подростки оказываются наиболее быстро адаптирующимися членами семьи. В современной России весьма распространена ситуация, когда шестнадцатилетний парень зарабатывает значительно больше своего отца. Естественно, что в подобных случаях ребенок не удовлетворяется своим прежним положением в семье. Он требует себе прав, равных со взрослыми, хочет принимать участие в распределении семейных финансов, пытается сам управлять родителями. Все это вообще характерно для подросткового возраста, но в семьях, где подросток более адаптирован, чем взрослые, эти тенденции резко усиливаются. Если при этом родители пытаются столь же жестко, как раньше, ограничивать свободу ребенка, то они рискуют столкнуться с серьезными неприятностями: тут и оставление школы, и уходы из дома, и другие асоциальные способы демонстрации своей взрослости и независимости. 

Чтобы предотвратить подобное развитие событий, необходимо тактичное и разумное поведение родителей: добровольное предоставление подростку большей свободы, уважительное отношение к нему. Ведь не только ребенок должен уважать взрослых, но и они его, особенно когда он делает что-то нужное и полезное для всей семьи. 
Связаться с разработчиком  Связаться с разработчиком 

Дизайн сайта:dim3d@mail.ru
Copyright © 2016 MirTestoff.ru
  Карта сайта